НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ

предыдущая главасодержаниеследующая глава

9

Если я так подробно рассказал о годах, прошедших с 1907 до 1945 (хотя, по правде говоря, в это время был достигнут незначительный технический прогресс), то сделал это потому, что они содержат в зародыше все будущее. В этот период я получил подготовку и обрел принципы, которые и сейчас продолжают направлять мою деятельность. Главное же то, что я создал сеть постоянно расширяющихся международных отношений, которые сами по себе являются бесценным капиталом.

Чем больше я об этом думаю, тем больше мне кажется, что без подобных приобретений, которые нельзя переоценить, заключающих в себе все возможности на будущее, я никогда не извлек бы такой необычайной пользы из поездки в Соединенные Штаты, поскольку она стала для меня одновременно и открытием, и революцией.

Представьте себе, что значило бы для крестьянина, привыкшего пахать на быках, появление трактора, и вы поймете, что я тогда пережил. Конечно, эта революция, как и любая другая, не произошла мгновенно. Когда я посетил американские лаборатории, где кровь перерабатывалась не кустарным, а промышленным способом, я увидел цель, которую нужно было достичь. Из "человека-оркестра" в маленьком семейном деле следовало превратиться в руководителя коллектива. Из кустаря я должен был стать промышленником. Я нашел, наконец, решение вопроса, занимавшего меня много лет, которое позволило бы применить на практике множество результатов различных исследований.

Меня часто называют провидцем. В действительности я им был меньше, чем об этом говорили: я просто умел использовать лучшее из того, что видел.

Вот один пример: в этой командировке я узнал, что в американской армии в экстренных случаях применяют одноразовые пластмассовые шприцы, вполне готовые к употреблению. Эта идея соблазнила меня (то, что практично, в нашем деле очень важно: все, что позволяет избежать лишних манипуляций, резко снижает риск). Вернувшись в Лион, я добился разрешения па изготовление таких шприцев, которые использовал для введения противостолбнячной сыворотки. Вечно спешащему врачу не надо стерилизовать шприц: сделал укол и выбросил. Эта мелочь, эта незначительная, на первый взгляд, деталь преобразовала мой коммерческий сбыт, ведь в то время Институт Пастера в Париже продавал 100000 ампул в год. С помощью американской новинки я завоевал доверие врачей.

Через несколько дней я повторил ту же операцию с двухэтажными шприцами, также изобретенными в США, что позволило мне первому предложить комбинированную коклюшно-дифтерийно-полиомиелитную вакцину в одном шприце.

Эти детали меня занимают и увлекают. Однако "деталь" - здесь неудачное слово. В нашем деле они очень важны, и именно от них порой зависит успех всего предприятия.

Март 1945 года. В кармане у меня приказ полковника Цанка. Вот его копия.

Временное правительство Французской республики № 1070

Французская республика Париж, 6 декабря 1944 г.

Командировочное предписание

Министр здравоохранения приказывает:

Фамилия: Мерье

Имя: Шарль

Должность: медицинский врач (полный адрес)

Родился: 9-1-1907 в Лионе

Отправиться в командировку: в Нью-Йорк

Для (полное содержание командировки): изучения американской организации переливания крови, по требованию полковника Цанка, инспектора центров переливания крови Армии, с тем чтобы применить эту методику во французских центрах. Средство передвижения: самолет. Дата отъезда: немедленно. Дата возвращения: по окончании миссии. Расходы на командировку несет (бюджет министерства - зачеркнуто) заинтересованное лицо.

Просьба к французским и союзным властям, гражданским и военным, оказывать помощь господину Мерье в выполнении его миссии.

Командировка подписана генеральным секретарем правительства и министром здравоохранения.

Как видно из текста, приказ предусматривал, что командировочные расходы несу я и что полечу на самолете. В действительности указания с декабря (даты приказа) до марта (даты отъезда) изменились и отъезд был организован секретно из Гавра. В самом центре порта, под бомбежкой, я провел ночь в полуразрушенном госпитале, где встретил роскошных девиц, сопровождавших Мистенгет* в турне, организованном для развлечения союзников.

* (Знаменитая французская актриса мюзик-холла (1875-1956). - Примеч. пер.)

На следующий день мы отплыли в Саутгемптон. Там формировался конвой, направляющийся в Соединенные Штаты. Нас ждали примерно сорок кораблей. Наконец я занял место в старом плавучем госпитале, который отвозил на родину главным образом военных американцев.

Это было мое первое большое плаванье. Я наслаждался им как ребенок. Даже сегодня, когда я открываю в мире какой-нибудь еще незнакомый уголок, я им восторгаюсь. На пароходе я впервые вижу консервы, апельсиновый сок, другие продукты, которыми наводнят наши рынки после войны, но которые тогда напоминали красочные детские игрушки.

Всего через несколько часов после того, как мы покинули Саутгемптон, была объявлена тревога. Все собираются на палубе, готовые спуститься в шлюпки. Я, как всегда беспечный, думаю только о набитом документами портфеле, оставшемся в каюте, и иду за ним. Позже узнаю, что судно, следовавшее за нами, было торпедировано вражескими подводными лодками. И действительно, в свете прожекторов видны плавучие мины, которые взрываются. Вокруг впечатляющая, почти нереальная игра огня и света. Меня хвалят за храбрость. Храбрость? Однако, спускаясь в каюту, я не бросал вызов опасности. По правде говоря, я ее просто не заметил.

Через двадцать шесть дней мы высадились в Америке, в Бостоне. Оттуда поездом (в то время не было другого транспорта) я поехал в Вашингтон через Нью-Йорк. В посольстве, где я предъявлял командировочное удостоверение, я встретил очаровательную землячку - еще одну женщину, принесшую мне удачу. Например, она тут же добилась для меня встречи с Генеральным хирургом США.

Беседа была открытой: он расспрашивал о Франции, о прожитых годах, потом рассматривал командировочное удостоверение, в котором я числился военным и официальным лицом. Пришлось признаться.

- Вы знаете, я не военный и не официальное лицо.

Он улыбнулся.

- Неважно. Будем действовать по приказу. Вы получите возможность осмотреть все наши лаборатории.

И он отпечатал на машинке четыре строчки, которые открыли передо мной двери всех американских лабораторий.

Я поражен и, признаюсь, очарован. Административные лабиринты, в которых иногда приходилось петлять во Франции, приводили меня в отчаяние, я считал их излишними препятствиями и вредными тормозами. В Америке же я столкнулся с деловитостью, сердечностью и доверчивостью.

Мишлина Гиттон, так звали очаровательную землячку, познакомившую меня с Генеральным хирургом, подала одну мысль - заинтересоваться коклюшем. На первый взгляд, мне это показалось неважным: я приехал по поводу, крови, а не коклюша.

Но она оказалась права, вскоре я отдаю себе в этом отчет. От коклюша во Франции погибают 10% детей в возрасте до года. С туберкулином я начал работать для охраны детства. Профилактика детских заболеваний является естественным продолжением этой лишит.

Филадельфия, Принстон, Чикаго, Нью-Йорк, Беркли. Я не собирал впечатления как турист, но Филадельфия и Чикаго поразили меня своим уродством. Через двадцать лет они полностью изменятся.

Главное же было в том, что я обнаружил лаборатории, перерабатывающие по 1000 литров крови в день. Я, человек "лабораторного стола", уже двадцать лет работающий с пипетками и пробирками, узнал о существовании биологической промышленности. Перспективы головокружительные - все подкрепляет мои мечты и проекты. Мне видится завод будущего. В моих мыслях уже вырисовывается Марси-л'Этуаль. Если можно перерабатывать 1000 литров крови в день, почему же нельзя перерабатывать 10000 литров? Миллионы доз сыворотки, миллионы доз вакцины! Станет возможным предупреждение самых страшных эпидемий. Центрифуги могут быть больших размеров и котлы - тоже.

Я сказал, что в лабораториях перерабатывали кровь. Следует уточнить, что новшество заключалось в переработке, о которой во Франции еще никто не знал. Кровь, которую собирает Красный Крест для солдат, ушедших на фронт, центрифугируют и получают жидкую плазму, затем ее фильтруют и высушивают, чтобы лучше сохранить. Впоследствии технология получения цельной сухой плазмы будет заменена технологией получения отдельных ее фракций, поскольку исследования покажут, что достаточно дать больному одну белковую фракцию, чтобы компенсировать потерю крови.

Еще одним открытием для меня стала технология лиофилизации - высушивания жидкости на холоде. Лиофильную сушку можно было осуществлять в промышленных масштабах.

Сегодня, конечно, этим никого не удивишь. Технология лиофилизации весьма распространена - в пищевой промышленности, например. Нынешнее поколение не может себе представить, насколько она была революционной вначале.

Оказалось, что можно создать биологическую промышленность, не подрывая устоев пастеровской этики. Уверен, что если бы Пастер увидел эти лаборатории, у него была бы такая же реакция, как у меня - он был бы воодушевлен.

Но биологическая промышленность предполагает гигантскую пертурбацию. Мне потребуются компаньоны, средства, поддержка. Нужно будет убедить людей, особенно официальных лиц. Так как здоровье - это тоже дело правительства, политические деятели обязаны принять участие в подобном преобразовании. В некоторой степени речь шла о будущем нашей страны: если мы не хотим зависеть от американцев, если мы хотим сохранить независимость в области здравоохранения, мы должны немедленно пойти по этому пути.

Я вернулся во Францию через Монреаль. Наладил контакты, нашел людей, более близких мне, чем американцы, уже воспользовавшиеся успехами соседних стран*.

* (Использовавшие достижения канадцев. - Примеч. пер.)

Я вернулся потрясенный. Голова полна идей. Меня упрекают в том, что слишком быстро говорю. Объясняется это тем, что едва я начинаю выкладывать одну идею, как появляется следующая. Мысли наталкиваются друг на друга. Это иногда сбивает с толку моих собеседников и меня. В то время идеи буквально кипели в моей голове, их было больше, чем я мог изложить. Идеи, за воплощение которых буду воевать много лет подряд. Ящур. Коклюш. Все надо перевести на промышленные рельсы. Миллионы доз сывороток и вакцин. Посетить все страны. Наладить контакты с исследователями. Объединить их. Изучить открытия в области вакцин. Обдумать возможности их промышленного изготовления. Войти в контакт с правительствами других стран. Знать, против каких болезней необходимо бороться. Снабжать другие страны вакцинами и т. д.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Новое на atreya-ayurveda.ru широдхара аюрведа приспособление














© PHARMACOLOGYLIB.RU, 2010-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://pharmacologylib.ru/ 'Библиотека по фармакологии'

Рейтинг@Mail.ru

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь