НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Всемирная организация здравоохранения и наступление на оспу в Африке и Азии

- Почему же в Америке оспа была ликвидирована раньше, чем в Африке и Азии?

- Из-за более высокого уровня жизни населения, лучшей доступности даже отдаленных уголков большинства стран и более легкого контакта персонала ВОЗ с населением.

- А как работали советские врачи и ученые в этой программе всемирной борьбы с оспой?

- Им нужно отдать должное: в эти годы несколько десятков наших специалистов самоотверженно трудились во многих странах мира, в тяжелых климатических условиях, везде, куда направляло их на работу Министерство здравоохранения СССР. Кроме того, Институт вирусных препаратов в Москве организовал специализированную лабораторию, ставшую региональным центром ВОЗ по контролю качества вакцин, выделению и изучению вирусов оспы.

Первый этап массовой вакцинации занял несколько лет, и, когда он был закончен, число случаев оспы значительно уменьшилось. Однако болезнь не исчезла. Она продолжала вызывать эпидемии в некоторых странах Африки и Азии, по-прежнему угрожая европейским и американским странам опасностью заноса инфекции, необходимостью непрерывно поддерживать жесткие карантинные мероприятия.

Основная трудность при массовой борьбе с оспой в странах Азии и Африки заключалась в том, что большинство жителей этих стран - неграмотные крестьяне. Многие из них, не зная, что оспа передается от человека к человеку, не принимали никаких мер, чтобы изолировать заболевших, Кроме того, в ряде мест оспа считалась божьим наказанием. А раз так, то никакая вакцинация не спасет. Отсюда очень частое нежелание или даже активное противодействие бригадам по проведению вакцинации.

Основная трудность при массовой борьбе с оспой в странах Азии и Африки
Основная трудность при массовой борьбе с оспой в странах Азии и Африки

Хуже всего было то, что часто сами санитарные работники в этих странах плохо верили в плодотворность своей деятельности. Многие склонялись к мысли, что к оспе и некоторым другим инфекционным болезням нужно как-то приспособиться, поскольку не заразиться ими попросту нельзя.

Стало очевидным, что одна лишь массовая вакцинация не позволяет решить проблему. Тогда стали совершенствовать службы оповещения. Они должны были выявлять всех больных на территории района, а вакцинировать только группы населения, живущие в зоне каждого нового очага инфекции. Это должно было ограничить эпидемическую вспышку, а затем и подавить ее.

Задачи, которые ВОЗ ставила перед медицинским персоналом, заключались не в том, чтобы обследовать всю территорию страны, а в том, чтобы выявить наиболее неблагополучные районы и ликвидировать очаг оспы.

Сформировали тысячи специальных бригад, состоявших из врача, среднего медицинского персонала, шофера, пилотов. Бригады были обеспечены всем необходимым и готовы в любое время суток к незамедлительному выезду на места эпидемических вспышек оспы. В каждом государстве или в группе государств работала комиссия экспертов ВОЗ - высококвалифицированных врачей из разных стран, - которые оказывали помощь местным эпидемиологическим бригадам.

В этой кампании принимали участие и советские врачи. Их беззаветная преданность долгу заслужила глубокую признательность как у жителей этих стран, так и у руководства ВОЗ, которое убедилось, что советские врачи работают самоотверженно.

Несколько лет провел в странах Азии и Африки ленинградский эпидемиолог из института имени Л. Пастера Ю. Рыкушин. В Индии он организовал работу бригад по надзору в самом неблагополучном по оспе штате Бихар.

В деревнях и поселках, где обнаруживались заболевания оспой, бригады должны были обследовать всех жителей. Этот способ так и назывался - обследование "из двери в дверь". На каждом жилище в такой деревне ставили знак с обозначением числа обитателей и количества вакцинированных.

В таких странах, как Индия, Бангладеш, Непал, Индонезия, да и во многих африканских странах до глухих деревушек было очень трудно добираться. Работникам бригад приходилось передвигаться не только на автомобилях, но в труднодоступных районах пробираться на лодках или вообще идти много километров пешком.

Бригаде недостаточно было прибыть на место, привить жителей, а затем уехать. Днем, как правило, ни в одной деревне всех жителей на месте не застанешь: мужчины работают в поле или охотятся, женщины могут уйти на базар в другую деревню. Поэтому вакцинаторам часто приходилось подолгу оставаться в деревне, а затем ехать в другой поселок. Такой метод, кстати, усиливал доверие местных жителей к работникам бригады.

Когда число эпидемических вспышек снизилось, бригады ВОЗ перешли к нанесению решительного удара. Они старались проводить обследования так, чтобы не осталось ни одного скрытого очага болезни. В ряде случаев даже вакцинацию приостанавливали, чтобы медицинские работники могли систематически обследовать отведенные им участки и не пропустить ни одного подозрительного.

Если обнаруживали человека с симптомами болезни, которые были похожи на оспу (например, ветряная оспа, корь, герпес), об этом немедленно сообщали в районную комиссию ВОЗ. На место выезжал эпидемиолог и высококвалифицированный персонал из центральных служб, проводилось лабораторное обследование заболевшего, и ставился точный диагноз.

К середине 1974 года все страны Азиатского континента, где еще наблюдались отдельные случаи или редкие вспышки заболеваний, были объединены прямой телетайпной связью, по которой группы наблюдения немедленно передавали сигналы о неблагополучии в том или ином районе. В сводках перечислялись деревни, где зарегистрированы больные оспой. Медицинские работники и активисты из местного населения обязаны были сообщать о любом случае болезни, даже если он был единственным. Такое заболевание считалось "активной вспышкой", и деревня подлежала регулярному обследованию в течение четырех недель. Это давало возможность получить полную уверенность, что вспышка прекратилась. Число "активных вспышек" за каждую неделю служило критерием эффективности кампании по борьбе с оспой.

В Азии к маю 1974 года показатель "активных вспышек" достиг 10 тысяч. Несмотря на жару и интенсивные наводнения в ряде стран, поиски возможных очагов оспы продолжались. Санитарным работникам помогали добровольцы из учебных заведений, промышленных предприятий. При выявлении каждой вспышки вакцинации подвергали все окружающее население. Это позволило резко ограничить распространение оспы. Количество "активных вспышек" стало быстро уменьшаться: пять тысяч в конце июля, три тысячи в августе, две тысячи в сентябре, восемь в конце октября.

Если к 1971 году число пораженных стран снизилось до 16, а число заболеваний оспой до 52 тысяч, то в 1974 году государств, где она носила эпидемический характер, осталось всего девять. В то же время работники бригад по наблюдению за оспой выявили и зарегистрировали в 1974 году 218 364 заболевания. Это не было истинным увеличением числа случаев оспы, а явилось результатом четкой работы службы наблюдения.

Тысячи бригад, десятки тысяч местных активистов подвергли контролю практически все, даже самые мелкие, населенные пункты. Они наблюдали за семьями кочевников, за толпами паломников, направляющихся к священным местам. Каждый больной оспой был зарегистрирован и подвергнут лечению, а все люди, контактировавшие с ним, вакцинированы.

Как это происходило, можно продемонстрировать на примере Африки, где к 1974 году оспа сохранилась только в Эфиопии, Сомали и Кении.

Пораженные районы были расположены в труднодоступной гористой местности или в зонах пустынь. Порой из одного селения в другое можно пройти только пешком. В деревнях нет никакого санитарно-технического оборудования.

В других странах передача оспы в подобных условиях часто прерывается сама собой: при отсутствии взаимных контактов заболевшие не заражают здоровых, и оспа исчезает без всякого вмешательства врачей. Совершенно иные события происходят в высокогорных районах Эфиопии. Здешние жители способны за день пройти до 100 и более километров, чтобы посетить какого-нибудь родственника, живущего в отдаленной деревне. Это способствовало распространению оспы от одного населенного пункта к другому.

В горных деревушках стран Африканского Рога издревле практиковался метод вариоляции здоровых людей для защиты от оспы. Обычно глава семьи, узнав, что где-то есть больной оспой, мог пойти к нему, взять гной из пустулы (гнойничка) и сделать своим детям инокуляцию. Все это совершалось из самых благих побуждений, чтобы защитить семью от оспы. Хотя у привитых болезнь развивалась, как правило, доброкачественно, однако инфекция могла передаться другим людям, заразить их и вызвать тяжелые заболевания. Все это способствовало распространению оспы и препятствовало мероприятиям, которые проводили работники здравоохранения. Порой казалось, что в таких условиях искоренить оспу невозможно.

Пришлось заручиться помощью священников, учителей, землевладельцев, вступать в контакты с местными правителями и объяснять им необходимость проведения вакцинации среди местного населения. Было положено много труда и терпения. Немало было и разочарований. Бригады, в которые входили врачи из США, СССР, Японии, Австрии, не раз пересекали в разных направлениях верхом на мулах или просто пешком пустынные и гористые районы и вели бесконечные беседы с местными жителями. Время шло, и люди постепенно проникались доверием к врачам.

Одним из таких вакцинаторов был сотрудник Ленинградского института имени Л. Пастера А. Самострельский. В течение года работал он на территории Сомали, проводя обследование десятков и сотен деревень. Он подсчитал, что за это время пешком было пройдено более двух тысяч километров, а на машине и верхом было преодолено более 15 тысяч километров.

Постепенно увеличивалось число привитых, а по мере вакцинации снижалось число заболевших. Очень часто бригады устраивали свои пункты в местах раздачи продовольствия голодающему населению. В таких пунктах семьи сначала проходили вакцинацию, а потом уже получали свою долю продуктов.

В ноябре 1974 года в труднодоступных районах стран Африканского Рога началась операция "Крокодил". Для нее ВОЗ сформировала более 100 бригад, по два человека в каждой, а США поставили несколько вертолетов, которые перевозили медиков с одного места на другое. Появилась возможность прочесать весь район и провести вакцинацию за относительно короткий срок. Теперь удавалось выполнить за неделю то, на что раньше уходили месяцы.

Чтобы убедиться в том, что передача заболеваний действительно прервана, наблюдения продолжали в течение трех месяцев. Все это время проводили тщательные обследования деревень. Вертолеты садились на горных склонах и в глубоких ущельях, и вскоре в главный штаб приходило известие, что еще в одном районе этой обширной территории оспы нет. На карте появлялся еще один белый значок - свидетельство благополучия в отношении оспы.

В Афганистане, Индии, Пакистане, Индонезии были созданы специальные бригады из работников здравоохранения этих стран и специалистов службы ВОЗ. В Индии в такие бригады вошло более 150 тысяч человек. Бригадой в штате Уттар-Прадеш руководил советский врач, ленинградец Г. Облапенко. В любую погоду, в дождь и в зной, обследовали они дом за домом, разыскивая заболевших. Больной оспой попал в положение государственного преступника, которого ищут по всей стране. Каждый член бригады имел с собой цветные фотографии пораженных оспой людей. Это помогало лучше объяснить местному населению, на каких именно больных "охотятся" медики.

На окончательном этапе борьбы каждому человеку, сообщившему о больном, выплачивали награду. Например, в Индонезии давалась премия в пять тысяч рупий (около 12 долларов) за сообщение о любом подозрительном случае, если лабораторным анализом будет подтверждено, что речь идет об оспе. Такие премии размером от 25 до 100 долларов платили в Индии, Бангладеш и других странах. В Индии приз постепенно увеличился от 50 до 1000 рупий. Эта сумма превышала в три-пять раз месячный заработок среднего крестьянина.

В Сомали из общего числа случаев, выявленных населением, только 20 процентов пришлось на период до объявления о денежных призах, а 80 - после их введения. В охоту за оспенными больными включилось все население. Делались сотни сообщений, но лишь некоторые из них подтверждались. Больных изолировали, а окружающих их людей вакцинировали против оспы. Это приводило в конце концов к ликвидации последних очагов инфекции.

Не зная усталости, медики обследовали одну деревню за другой и выявляли больных в надежде на то, что последний зарегистрированный случай окажется вообще последним. Еще в 1974 году больных оспой только в Индии было 188 тысяч. И тем не менее последний известный случай оспы в Индии зарегистрировали 24 мая 1975 года. В соседнем с Индией Королевстве Бутан, расположенном к северо-востоку от Индии, последний случай оспы наблюдали в марте 1974 года, в Пакистане - в октябре 1974 года, в Непале - 6 апреля 1975 года, а в Бангладеш - в октябре 1975 года.

На этом работа активистов ВОЗ не прекратилась. В ходе двухлетних наблюдений было получено безусловное подтверждение того, что ни одного очага оспенной инфекции на Азиатском материке не осталось.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Новое на atreya-ayurveda.ru работа с детьми аюрведа














© PHARMACOLOGYLIB.RU, 2010-2022
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://pharmacologylib.ru/ 'Библиотека по фармакологии'

Рейтинг@Mail.ru

!-- Yandex.Metrika counter -->
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь